Ресурс посвящён антикультовому движению внутри индуизма, исследованию уничтоженных допатриархальных религий и универсальным сравнительным психопрактикам.

UPANISHADA.RU निर्मुक्तिमार्ग

Миф о вегетарианстве в индуизме

О чарующей и загадочной Индии, ходит много легенд и слухов, одним из них является распространённый стереотип, что в Индии существует поголовное строгое вегетарианство. При посещении Индии сразу бросается в глаза расхождение этого стереотипа с действительностью: активной рыбной ловлей, разводом и забоем кур. Реже, как правило в северных штатах, встречается развод и употребление в пищу крупного скота. Если повезёт, можно увидеть отшельников-садху, вылавливающих человеческие трупы из ганга, и обгладывающих их кости. Так как же на самом деле обстоит дело с вегетарианством в Индии?

Мясоедение в ведийский период

Арии были скотоводческим и кочевым народом, ореал которых проходил и в холодных северных регионах. Наивно полагать, что разводимый ими скот не использовался как еда. Мясо использовалось не только как пища, но и играло важную роль в системе ритуального жертвоприношения. Свидетельств об употреблении мяса в ведах и примыкающим к ведам текстам упанишад и грихьясутр достаточно.

Ригведа I.161.10: «Один гонит вниз к воде хромую корову, один разделывает мясо, привезенное в корзине»

Ригведа I.162.12-13: «(Те,) кто осматривает коня, когда он готов, Кто говорит: Он пахнет хорошо. Снимай (его). И кто ожидает угощения мясом скакового коня, – Их воспевание пусть также нам благоприятствует! Та палочка, чтобы пробовать из котла при варке мяса, Те чаши для наливания жижи, Дымящиеся крышки горшков, Крюк, блюда – (все они) служат коню.»

Ригведа IV.33.4: «Когда в течение года Рибху охраняли корову, Когда в течение года Рибху резали мясо»

Ригведа V.43.7: «Словно раскладывая (жертвенную солому), словно варя на огне (мясо) с пленкой»

Ригведа X.86.14: «Ведь мне готовят сразу пятнадцать–двадцать быков, затем я ем также жир. Мне наполняют обе стороны живота. Индра – выше всего!»

Атхарваведа V.29.5-6: «Для тела мы добываем мясо, жизненный дух! В сыром, в хорошо сваренном, в созревшем... Да будет этот (человек) без болезни!»

Брихадараньяка-упанишада VI.4.18: «И если он желает: «Да родится у меня ученый, прославленный, посещающий собрания, говорящий приятные речи сын; да будет он изучать все веды и достигнет полного срока жизни», – то, сварив рис с мясом, пусть, они [с женой] едят его вместе с очищенным маслом. Поистине, тогда они смогут родить [такого сына] – с помощью мяса бычка или быка»

В примыкающим к ведам текстам под названием Калпа, по мнению учёных, составленых в период с V по II века до н. э, тоже есть свидетельства употребления мясной пищи.

Апастамба-грихьясутра I.3.9: «Поводы для забоя коровы: (приход) гостя, (жертвоприношение) предкам и свадьба».

Гобхила-грихьясутра IV.2.14–15: «На одном огне пусть он готовит рисовую кашу и мясо, перемешивая их по отдельности справа-налево двумя черпаками»

Ашвалаяна-грихьясутра I.16; Шанкхаяна-грихьясутра I.27: «Даже первой твердой пищей ребенка должно было быть мясо. На церемонии аннапрашана отец кормил ребенка мясом птицы бхарадваджи, если желал для ребенка плавности речи, мясом птицы капинджалы и маслом – если хотел изобилия еды, рыбой – если хотел быстроты, мясом птицы крикаша, смешанным с медом, - если хотел долгой жизни, мясом ати и куропатки – если хотел священного блеска, маслом и рисом – если хотел великолепия, простоквашей и рисом – если хотел большого ума, и всем вместе – если хотел всего этого для ребенка».

Джайнизм и Буддизм: распространение доктрины ненасилия (ахимса) и вегетарианства

В период когда арийско-ведическое влияние в Индии стало ослабевать (период упанишад), на арену вышли ранее вытесняемые индийские культы. Снова получила широкое признание йога, культ богини-матери, идея кармы, психопрактики. В религиях восставших против авторитарности Вед, в джайнизме и буддизме, торжествует идея взаимообусловленного существования всех существ и общей кармической ответственности. Идеи вегетарианства в них становятся базовыми.

Сохранилось стихотворение, которое некоторыми считается единственным текстом, написанным самим Буддой: Для безногих тварей есть место в моем сердце. И для тех есть место, у кого две ноги, и для тех, у кого множество ног. Пусть никогда ни одно живое существо, каково бы оно ни было, не узнает горя. Пусть никогда его не коснется зло.

В то время как на юге полуострова Индостан процветал буддизм, на севере развивался джайнизм, учение Махавиры. Джайны так строго придерживались закона о неприкосновенности любой жизни, что тщательно осматривали всю свою пищу, боясь случайно проглотить червя или насекомое,— не ради собственного здоровья, а ради безопасности этих существ. И джайнистские, и буддийские монахи, прежде чем пить, процеживали воду, чтобы не проглотить какое-нибудь маленькое создание вместе с питьем.

Вообще джайны традиционно более строго, чем буддисты, придерживаются принципа ахимсы и непричинения зла живым существам; однако нужно знать, каким образом в буддийской традиции появились послабления на этот счет. После физической смерти Будды его первые последователи решили, что в его учении важнее «намерения», а не «поступки». Практические исследования этого решения зашли очень далеко. Согласно этой трактовке, убежденный буддист может, к примеру, поесть мяса, если убил животное кто-то другой. Тем не менее, сам Будда недвусмысленно осуждал мясоедение,— его первые биографы утверждают, что он считал желание есть мясо «прихотью невежд».

Идеи вегетарианства стали популярны при императоре Ашоке (III век до н.э.), убеждённом вегетарианце, подчинившем большую часть Индии империи Маурьев, и в качестве основной религии государства принявший буддизм. В этот период сокращается жертвоприношение животных и людей. Буддизм и джайнизм не являются основными религиями Индии сегодня, но влияние их идеи непричинения вреда живым существам (ахимсы) распространено в Индии повсеместно.

Роси Филип Капло, один из первых западных мастеров дзен-буддизма, высказывается в книге "Буддизм и вегетарианство" так:

В буддизме первая заповедь, гласящая “не убий”, или “не причиняй вреда ничему живому” (фу-сессё на японском, ахимса на санскрите), имеет скорее религиозное, нежели моральное или метафизическое происхождение. Я имею в виду, что положение это заложено в присущей всем нам Природе Будды — матрице всего сущего, — из которой и возникает наше чувство сострадания, морали, добра и справедливости. Иными словами, эта заповедь зиждется на принципе взаимного тяготения и праведности, свойственных всему живому. То же самое можно сказать и о других основных заповедях, каждую из которых можно трактовать как продолжение первой или раскрытие её отдельных, специфических аспектов. Именно в Природе Будды все формы сущего, как одушевлённые, так и неодушевлённые, — едины и гармоничны. Все живые организмы стараются поддерживать это единство посредством собственной кармы. Отнимать жизнь по своему усмотрению — значит грубо вторгаться и разрушать эту внутренне-присущую целостность, заглушая чувства уважения и сострадания, исходящие из Ума Будды, который пребывает в каждом из нас. Первая заповедь, запрещающая убийство, — это по сути зов жизни и творения, по форме же — порицание смерти и разрушения.

Ритуальноеподношение и употребление мяса: Панчамакара и Ганапуджа

При рассмотрении мяса в контексте сложных индуистских верований, трудно обойти вниманием такой тантрический ритуал как Панчамакара (санскр. पञ्चमकर, pañca-makara IAST — «Пять букв М»). Второе, менее известное и реже употребляемое, название — Панчататтва (санскр. पञ्चतत्त्व, pañca-tattva IAST — Пять принципов).

Основная форма заключается в последовательном предложении Божеству небольшого количества вина, мяса, рыбы, жареных зёрен (которые после окончания предложения съедаются) и ритуального соития. Обычно в качестве божества выступает партнёрша, которой выполняющий ритуал мужчина предлагает четыре первых элемента; пятым элементом — соитием — ритуал завершается.

Подобное использование в тантре не обязательное, чаще всего это используется адептами т.н. «пути левой руки». Противопоставленный ему правый путь, включает в себя символическую замену животных продуктов.

Например в культе тантрического божества Джаганнатха (санскр. जगन्नाथ, Jagannātha IAST) вместо рыбы используются зелёные овощи с добавлением асафетиды, вместо мяса – имбирь. Заменой вину служит сок зелёного кокосового ореха, который предлагают Господу в металлических горшочках. И наконец, половой акт (Майтхуна) здесь замещается танцем храмовых танцовщиц (Дэвадаси). Тантрический почерк в ритуалах поклонения также можно наблюдать в Храме Вималы, когда на Маха Аштами здесь в жертву приносят животное. Это действо ещё известно под названием «Вамачар Паддхати».

В буддизме есть похожая парктика - ганапуджа, в процессе которой практик вкушает мясо и алкоголь. Одно из назначений практики, преодоление собственных запретов.

Ритуальный канибализм в психопрактиках

Некоторые живые традиции индуизма самыми яркими представителями которых является Капалика (санск.: носящие череп) и Агхора (санск.:бесстрашные), используют в своих практиках употребление человеческого мяса. Основным мотивом для таких практик является преодоление брезгливости, отвращения, выход за перделы двойственного восприятия хорошее-плохое, чистое-нечистое, красивое-безобразное.