Ресурс посвящён антикультовому движению внутри индуизма, исследованию уничтоженных допатриархальных религий и универсальным сравнительным психопрактикам.

UPANISHADA.RU निर्मुक्तिमार्ग

Предательство гаудия-вайшнавами индийского народа

В данном отрывке из книги «7-й Госвами» приводится эпизод из жизни основателя гаудия-матха Кедаранатх Датта (Бхактивинода Тхакура), работающего на оккупационное британское правительство в тот период, когда Бенгалия была превращена колонизаторами в плацдармом для производства опиума. При поддержке британских солдат, он применял силовые меры по отношению к традиционным индийским йогам, и философским оппонентам из других течений индуизма, неприязнью к которым отличается гаудия-вайшнавизм. Пользуясь тяжёлым положением своего народа, и заручившись поддержкой оккупантов, Кедаранатх Датте (Бхактивиноду Тхакуру) удалось победить оппонентов и распространить исламизированный культ под названием Гаудия-вашнавизм.

Читая этот фрагмент, необходимо сделать поправки на "демонизацию" и выставление в негативном ключе тантриков, йогов и индуизма в целом. Такой подход для гаудия-вайшнавов (оказавшимся под мощным влиянием ислама) — обычное явление.

Кстати, гаудия-вайшнавми очень часто приводится аргумент против йоги и традиционных индийских практик, заключающийся в том, что в Кали-Югу они невозможны. В этом фрагменте биографии Кедаранатха (Бхактивинода Тхакура), доказывая обратное, упоминаются магические сверхспособности (сиддхи) его оппонента, против которого Кедаранатха не смог применить ничего, кроме британских стволов.

Пока Бхактивинода Тхакур исполнял свои обязанности в Пури, ему поручили прекратить беспорядки, чинимые одним йогом-мистиком по имени Бишикишена. Бишикишена принадлежал к тайной секте атибари, которую основал некий Джаганнатха дас.

В джунглях недалеко от Бхуванешвара йог построил себе храм. Деньги на это он получил с помощью угроз у одного из орисских царей. Бишикишена объявил, что собирается устроить танец раса и продемонстрировать свое единовластие над всеми женщинами, и некоторые простые люди, боясь прогневать йога, послали к нему своих жен и дочерей. Но после того как Бишикишена обесчестил несколько знатных женщин из города Брингарпур, их мужья и городские власти подняли протест и обратились с жалобой в правительство. Комиссаром национального британско-индийского правительства в Ориссе в то время был мистер Равеншоу. Выслушав жалобы жителей Брингарпура, он передал дело для расследования Бхактивиноде Тхакуру. Ситуация была очень опасной, так как Бишикишена имел много сторонников и мог начать восстание. Взяв с собой начальника полиции и несколько констеблей, Тхакур отправился в джунгли на встречу с Бишикишеной. На исходе дня он вышел к жилищу йога. Бишикишена сидел на возвышении, вокруг него расположилось много людей. Среди них были и те, кто пришел излечиться от болезней. Они прославляли Бишикишену как воплощение самого Бога. Увидев Шрилу Бхактивиноду, йог поднялся и сказал:

Мне известно, что ты родом из Бенгалии и служишь мировым судьей. Что привело тебя сюда в столь поздний час?

Я пришел специально для встречи с тобой», — ответил Тхакур.

Бишикишена сказал:

Хорошо. Тогда, пожалуйста, сядь и послушай меня. Я — Маха-Вишну, возлежащий в молочном океане. Я явился на землю, чтобы убить всех европейцев, включая британского короля. Я говорю об этом всем и каждому.

С этими словами он протянул Бхактивиноде Тхакуру пальмовый лист, на котором то же самое было написано в стихах. Затем, прибегнув к помощи мистических сил, йог угадал имя и намерения Тхакура и предупредил его, чтобы тот не чинил ему препятствий. Бишикишена также дал понять, что знает о спрятавшихся за деревьями полицейских. Все это не произвело на Тхакура никакого впечатления. Он сказал:

Если ты действительно Маха-Вишну, почему ты живешь в джунглях, а не в Пури, где пребывает Господь Джаганнатха?»

Йог надменно ответил:

В Пури нет Бога. Верховный Господь-это я! Так называемый Бог, Джаганнатха — всего лишь деревянный идол. Что же касается Чайтаньи Махапрабху, то Он был моим возлюбленным слугой. Очень скоро я передам бразды правления Индией индусам. Мне известно, что ты опытный судья и очень богобоязненный человек. Когда наша страна снова обретет независимость, я назначу тебя на очень высокий пост в правительстве. Ты станешь губернатором Ориссы!

На это Бхактивинода Тхакур очень сурово возразил:

Живое существо не может стать Богом. Равана, Хираньякашипу, Шишупала, Дантавакра и многие другие гордецы, подобно тебе осмелившиеся бросить вызов Богу, расстались с жизнью.

Тогда йог, чтобы удивить Тхакура, у него на глазах исцелил множество людей, страдавших неизлечимыми болезнями. У одного была незаживающая рана от дротика. Бишикишена погрузил больного в транс, создал из ничего горстку пепла и помазал им рану. Рана сразу же затянулась, боль прошла, и человек был снова здоров. Но Тхакур стоял на своем. Он понимал, что Бишикишена-богохульник, который злоупотребляет полученными свыше силами для расширения собственного могущества. Оставив несколько человек следить за йогом, Шрила Бхактивинода вернулся в Шарадайпур, где заночевал в палатке. Бишикишену необходимо было арестовать, но для этого сначала требовалось провести дополнительное расследование. Весь следующий день Тхакур ездил по окрестным деревням и собирал показания местных жителей. В одних деревнях йога хвалили. В других возмущались его связями с замужними женщинами и боялись, что этот позор повторится и в их деревне. В конце концов, Бхактивинода Тхакур составил ордер на арест Бишикишены. Поскольку подчиненные боялись выполнить приказ, он лично отправился арестовывать йога, взяв с собой начальника полиции, двух инспекторов и более сотни вооруженных полицейских. Отряд прибыл к жилищу Бишикишены рано утром. Йога, который сидел перед жертвенным огнем, окружало более тысячи последователей, возносивших ему молитвы. Тхакур приказал полицейским окружить толпу. Увидев красные тюрбаны и штыки полицейских, люди бросились врассыпную. Вскоре по окрестным деревням распространилась весть о том, что правительство послало целый взвод, чтобы арестовать Самого Бога! Бишикишена спокойно наблюдал за происходящим. Бхактивинода Тхакур подошел к нему. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Потом с показной невозмутимостью йог спросил:

«Что происходит?»

«Ты арестован; Губернатор приказал доставить тебя в Пури», — ответил Тхакур.

Йог надменно возразил:

«Что возомнил о себе этот губернатор? Я-Верховный Господь и владыка всех миров. Никто не властен надо мной. Посмотрим, кто заставит меня покинуть это место!»

Шрила Бхактивинода был непреклонен:

«Если ты не подчинишься, мне придется применить силу».

«Не приближайся ко мне!»-закричал взбешенный йог.

С этими словами он затряс головой, и из его спутанных волос, подобно огненным змеям, посыпались языки пламени. Глаза йога налились кровью и начали изрыгать снопы искр. При виде этого полицейских охватил благоговейный ужас, и они отступили.

«Бишикишена, — объявил Тхакур, — ты можешь демонстрировать свои мистические силы сколько угодно, и я обязательно припомню тебе это. Ты нанес оскорбление лотосоподобным стопам Верховного Господа. Ты — ничтожное живое существо — провозглашаешь себя Богом и тем самым возводишь на Него хулу. Кроме того, ты — мятежник. Поэтому сейчас тебя отвезут в Пури и будут судить».

Йог вскричал:

«Я не двинусь с места! Мое могущество по-прежнему велико, так что убирайся отсюда!».

Бхактивинода Тхакур отправил четырех констеблей в ближайшую деревню за повозкой. Пока они не вернулись, он пытался проповедовать разъяренному йогу:

«Перестань обманывать себя и признай свое несовершенство. Твои мистические силы-ничто в сравнении с могуществом Верховного Господа и величием Его преданных. Постарайся понять свою ошибку».

Но йог лишь прошипел, как змея, на которую наступили ногой:

«Ты еще не знаешь меня. Если пламя моего гнева разгорится, оно сожжет дотла всю вселенную. Но поскольку я очень сострадателен, я пока сдержу свой гнев».

В ответ Бхактивинода Тхакур лишь рассмеялся:

«Хорошо, поедем в Пури. Там ты дашь волю своему гневу».

В это время подали повозку. Видя, что у него нет другого выхода, йог взобрался на повозку и объявил:

«Верховный Господь всегда исполняет желания Своих преданных слуг. Я еду в Пури только потому, что ты обещал доставить меня туда».

По дороге Шрила Бхактивинода начал составлять протокол. Как только он взял перо, йог, сидевший сзади, стал творить разные чудеса. Тхакур заметил это, но не подал вида. В Пури Бишикишену поместили до суда в одиночную камеру, круглосуточно охраняемую сотней полицейских. Йог отказался от воды и пищи и Совсем не спал. Бхактивинода Тхакур неоднократно просил его поесть и давал ему ценные духовные наставления, но тот остался глух к ним. Пока шло следствие, жители Ориссы на собранные ими пожертвования наняли Бишикишене адвоката.

Дело слушалось в окружном суде Пури восемнадцать дней. Все это время толпа последователей и сторонников Бишикишены численностью около тысячи человек находилась возле здания суда и выкрикивала требования отпустить йога на свободу. После четырех дней разбирательства был объявлен перерыв. Когда на шестой день слушание дела возобновилось, Бишикишена стал угрожать Тхакуру:

Немедленно прекрати судебный процесс, иначе ты лишишься всего, что у тебя есть. Ты еще не знаешь, какая беда постигла твою семью!

Вернувшись домой, Бхактивинода Тхакур обнаружил, что его вторая дочь, семилетняя Кадамбини, тяжело заболела. У нее начался сильный жар, и она часто теряла сознание. Жена Тхакура, Шримати Бхагавати-деви, которая очень боялась за жизнь детей, умоляла мужа освободить Бишикишену.

Пусть мы все умрем, — ответил ей Тхакур, — но этому нечестивцу воздается сполна!

Он знал, что Господь защитит его от чар йога. Лечить Кадамбини пригласили сразу несколько врачей. Уже на следующее утро она была здорова и играла во дворе. На семнадцатый день во время перерыва в заседаниях суда йог поднялся и крикнул Тхакуру:

Неужели ты забыл о несчастье, которое недавно обрушилось на твой дом? Ты так и не образумился! Когда же ты, наконец, поймешь, что я — Верховный Господь? Последний день суда станет последним днем твоей жизни. Тот, кто выказал неуважение аватаре, будет наказан. Сама смерть вынесет тебе приговор!

Вернувшись поздно вечером домой, Бхактивинода Тхакур стал снимать судейскую одежду и вдруг почувствовал острую боль в правой стороне груди. Ночью боль усилилась. Тхакура это не испугало, однако он не был уверен, что в таком состоянии сможет прийти в суд и написать приговор. На утро ему так и не стало лучше. Наконец, около десяти утра боль немного стихла, и Шрила Бхактивинода был готов вынести окончательное решение по делу Бишикишены. Поскольку Тхакур не мог идти, в суд он отправился на паланкине. В этот день многочисленные последователи йога, вновь собравшиеся у здания суда, подняли оглушительный шум. Несмотря на это, заседание продолжалось как обычно. В конце Тхакур зачитал приговор:

Бишикишена обвиняется в политическом заговоре против национального британско-индийского правительства и правительства штата Орисса. Он приговаривается к восемнадцати месяцам лишения свободы и исправительных работ в тюрьме строгого режима.

Услышав приговор, толпа на улице начала скандировать: «Позор! Позор!»

Когда Бишикишену уводили из здания суда, судебный врач мистер Уолтере подбежал к нему сзади с большими ножницами и срезал его длинные спутанные волосы. Мистер Уолтере знал, что йоги обычно накапливают мистические силы в волосах. Лишившись волос, Бишикишена утратил и все свои колдовские чары. Он упал на пол и из зала суда его вынесли на носилках.

В автобиографии Бхактивинода Тхакур пишет:

Когда Бишикишене обстригли волосы, его сторонники поняли, что он обманщик, и отказались от него.

Боль, все это время мучившая Тхакура, сразу прошла, и он с чувством выполненного долга вернулся домой. После ареста Бишикишены Тхакур взял под стражу самозванных Брахму и Шиву, которые сознались, что йог угрозами заставил их играть эти роли.